Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

barishnia

The power of editing

Сижу и хлопаю ресницами, длинными. vodennikov дает возможность оценить мощь российской редактуры, я честно говоря даже не думала, что так бывает.

Смотрим рецензию на новую книгу Воденникова в Коммерсанте:

"Почти весь тираж предыдущей книги Дмитрия Воденникова сгорел в пожаре в клубе Bilingua, то, что осталось, давно раскуплено преданными поклонницами. Так что на новый релиз желающих, конечно, будет хоть отбавляй. А разочарованных не будет, хотя ни один поклонник поэта не прочтет в нем ничего для себя нового. Большинство стихов из "Здравствуйте" выложено в интернете, а основную часть сборника составляют записи из интернет-дневников поэта с 2004 по 2006 год. Но ведь "новый Воденников" никому не нужен. Все хотят "того самого Воденникова". А здесь он имеется -- упорядоченный, отредактированный и подправленный для совершенной законченности образа.

Про то, что в поэте-Воденникове главное не стихи, а личность, фигура, говорить уже как-то неприлично -- это уже всеми многажды сказано. Но менее верным это не становится. Его имя стоит первым в любом списке молодых поэтов, его зовут на передачи, вечера и перформансы. А когда, заигравшись, решают "выбирать короля поэтов", все знают, кого выберут. Пока другие поэты борются за место под солнцем и отстаивают поэзию как факт современной литературы, Воденников уже обзавелся местом на Олимпе и гарантированным посмертным домом-музеем в той самой однокомнатной квартире, на балкон которой он сегодня выходит покурить. Может быть, сам Воденников от этой роли не в восторге, но делать нечего -- он придумал себе этот неизменный черный свитер и душераздирающую искренность, и теперь никто не разрешит ему с ними расстаться.

Еще Воденников придумал себе "новую искренность". Чем она отличается от старой -- неизвестно. Возможно, это способность с обезоруживающей простотой давать старым вещам старые имена, жонглировать бесконечными "Бог", "любовь", "навек", ничтоже сумняшеся произносить (и писать) откровения типа "мне 30 лет, а все во мне болит", "мужает голос и грубеет тело", "ты за это за все никогда меня не покинешь, и я тоже тебя -- никогда не покину -- за это". В общем, делать то же, что даже с большим успехом делает певица Земфира. Правда, она еще и поет.
"

Что за хамская фамильярность думает поэт (см. журнал vodennikov ), а потом обнаруживает оригинал рецензии в ЖЖ Лизы Биргер, с авторским комментарием. Подробности можно почитать по ссылкам, а мне просто захотелось оба текста рядом поставить, без комментариев:

"Книгам Дмитрия Воденникова обыкновенно не очень везет в печати – предыдущая вот почти полностью сгорела в пожаре в клубе Bilingua, прошлые – давно раскуплены преданными поклонницами, которых на Воденникова хватит всегда и на доптираж еще останется. Так будет, несоменно, и с последним релизом, хотя ни один поклонник поэта не прочтет в нем ничего для себя нового. Первая его часть, «Черновик» уже публиковалась в Пушкинском фонде, вторая, «Книга рун» давно выложена в интернете, а основную часть сборника составляют записи из двух интернет-дневников: с 2004 по 2006 год. Здесь нет, как вообще не может быть, «нового» Воденникова. Здесь тот самый Воденников выстроен, упорядочен, отредактирован и подправлен для совершенной законченности образа.

Поскольку говорить о том, что поэт Воденников – прежде всего фигура, уже как-то неприлично, наверное. Когда будут писать и говорить про поэтов – его назовут первым, будут делать передачу, перформанс, поэтический вечер, первым делом позвонят ему, будут выбирать короля поэтов – и все знают, кого выберут. Пока другие поэты борятся за место под солнцем и отстаивают поэзию как факт современной литературы, ему уже приготовили место на Олимпе и планируют собственный дом-музей: в той самой однокомнатной квартире с балконом, куда он выходит курить. Воденников попался в собственный капкан: никто не знал, как должен выглядеть поэт в 21 веке, а он придумал. Слепил из трех составляющих: черный свитер, предельная открытость, новая искренность. И из этого проклятого треугольника уже никуда, кажется, не деться.

Между тем, то, что может позволить себе в литературе Воденников, кроме него сегодня во всех искусствах может позволить себе только певица Земфира. Поскольку мы не знаем, чем новая искренность отличается от старой, обозначим это как «называние», способность с обезоруживающей простотой давать старым вещам старые имена, жонглировать бесконечными «Бог», «любовь», «навек», умение лепить стихи, и какие стихи, из, казалось бы, совсем простого «мне 30 лет, а все во мне болит», «мужает голос и грубеет тело», «ты за это за все никогда меня не покинешь, и я тоже тебя - никогда не покину – за это». Но понимание не приходит само, оно прячется за теми самыми дневниковыми строчками, где Воденников все это время пытается объяснить себя. Фигура поэта оказывается неотделима от поэзии. «Жизнь выше литературы» - писал когда-то Дмитрий Быков, Дмитрий Воденников в очередной раз доказывает, что вовсе наоборот."
barishnia

Лемони Сникет

Лемони Сникет больше всего напоминает мне Raising Arisona по степени отстраненности повествования и полной непредсказуемой абсурдности происходящего. Я с трудом воспринмаю юмор Аризоны, хотя знаю, что многие считают ее чуть ли не самым смешным фильмом братьев Коэнов, для меня же дистанция между текстом и визуализацией, эдакий травяной транс, когда смешно то, что вокруг все идиоты вовсе и не смешно. Но Лемони Сникет не комедия абсурда, а страшная-престрашная сказка. Я думаю, что книги возможно и правда очень смешные, во всяком случае одна из рецензий упоминает языковые игры не уместившиеся в фильм. И возможно, именно, этого и не хватает, наши герои совершают эпическое путешествие, почти Одиссею, плавают по морям с страшными пиявками, попадают в безвыходные ситуации из которых находят выход, сменяют дом за домом. Но на самом деле это не так уж смешно и даже несколько натянуто, ты все ждешь когда можно будет расслабиться и действительно вжиться в фильм, но это так и не происходит, стилизация и манерность побеждают. На этом фоне типичные для сказки повторения основных моментов сюжета только утомляют, как и попытки играть с нарративом через прерывания и альтернативные концовки. Опять же возможно в книге это выглядит остроумно. В фильме надоедает, хотя в сцене с нападающей змеей остановка действия действительно забавна. Но на самом деле это шутка скорее для взрослых.

При всем при этом посмотреть все же стоит, если вы уже настроены идти и любите Керри. Он очень смешон в разных позах и пожалуй все таки и правда лучший актер в этом фильме. Губастая мельбуржанка Эмили Браунинг абсолютно не похожа на то как я представляла себе ее игру, начитавшись восторженных рецензий австралийских газет. Впрочем, если быть честным, то Эйдж всего лишь писала о том, что фильм вытеснил в рейтинге Океан 12, фильм весьма слабый сам по себе, а вытеснение Питта Браунинг не больше чем милая шутка. Билли Конолли вполне забавен, в своем репертуаре, впрочем. А вот Стрип мне совсем мало понравилась, хотя она очень хорошая актриса и играла то, что задали, но опять же это все таки несмешно. Ну смешно, но не греет. Снято вполне красиво, опять же местами явно чересчур искуственно, когда небо над морем постоянно золотое это уже не красиво, а обои. Но отдельные кадры интересные, например, когда камера летит по дороге к дядюшке Монти и зеленые болота по обе стороны дороги складываются в шкуру зверя, в ретроспективе явно змеи, но в тот момент просто славно получилось. Очень смешной немой диалог младшей девочки Санни, которая еще не может говорить и значение ее мычания передают субтритрами. Но опять же смешно для взрослых, так как дети врядли успеют так быстро прочитать. Итого, не совсем детская сказка не совсем для детей, но и не для взрослых.
barishnia

(no subject)

Кстати, когда я первый раз услышала русское произношение слова armageddon, как армагедОн, мне тоже очень плохо было. Сначала я начала смеяться над человеком, который его произнес, а потом выяснила, вдруг, что это стандартно в России. Зачем надо было уродовать армагЕдон, этой жуткой рифмой?